05 марта 2019
Школа жизни
«Ваш сын стал жертвой, потому что он сам виноват. Он слишком остро реагирует на безобидные тычки и пинки…»
Тема травли в школах, наверное, всегда будет актуальной. Недавно читал в прессе про женщину, которая пытается преодолеть преступное равнодушие чиновников и спасти своего сына от травли. Как тут не повспоминать… Мне самому после «университетов» в старой школе, с практически ежедневными драками и доведением до крайности самых впечатлительных, «прописка» в новой далась даже слишком легко. И хоть особенно мне лично страдать не пришлось, но «зуб» на различного рода подонков я имею. И однажды мне выдался хороший шанс поквитаться. Знаю, с точки зрения гуманизма это всё неправильно, но зато чисто по-человечески — приятно очень.
Я сразу понял — перспектив для конструктивной беседы тут нет, а вот «хватить» от толпы малолеток можно запросто.
Приятель из института рассказал мне про своего младшего брата — то ли девятиклассника, то ли десятиклассника, которого в новой школе страшно достаёт какой-то местный авторитет, периодически колотит вместе со своими дружками. У парня доходит уже до нервных срывов и отказов ходить в школу: мать в истерике, отца у них нет, одна надежда на старшего брата, а у того опыта в подобных делах немного. Меня накручивать страшными рассказами долго не пришлось — когда приятель предложил съездить и поговорить с обидчиками его брата, я, не раздумывая, согласился.

Мой план был прост: приехать вдвоём, по-тихому выцепить супостата и провести с ним вразумляющую беседу тет-а-тет. Без «стрелок» и шума, чтобы не дать времени подготовиться и подтянуть кого-нибудь. Но на деле вышло иначе. Младший брат моего приятеля широко анонсировал школьному истеблишменту, что,дескать, приедут старшие и будут разговаривать в духе «что-почём-хоккей-с-мячом». На школьном крыльце нас уже ждал небольшой митинг из старшеклассников. Мы подошли, поздоровались с братом. Он кивнул в сторону отделяющейся от общей массовки группы человек из пяти, первым шёл «тот самый».Наш клиент не был телёнком, который в свои 16 выглядит на 25, обычный спортивный парень. Во всяком случае, позади него стояли ребята и покрупней, но дерзкий взгляд и наглая рожа выдавали в нём человека,склонного к насилию и созданию проблем. Я сразу понял — перспектив для конструктивной беседы тут нет, а вот «хватить» от толпы малолеток можно запросто. Протягиваю ему правую руку, он инстинктивно тянет мне свою и на мгновение роняет взгляд вниз. В этот же момент я хлёстко бью ему левым боковым и,как говорится, понеслось. Хулиган попытался убежать, но безуспешно. Его команда поначалу намеревалась изобразить поддержку, но фразы «а ну, ботва, назад!» оказалось достаточно для превращения всех присутствующих в зрителей. Закончил быстро, без жести. Сказал напоследок что-то лаконичное и авторитетное: мол, больше без х....; попрощались с братом, который прям светился от восторга, и ушли.
Сергей Башкиров,
Чёрный пистолет.Скульптура власти
Приятель в благодарность купил мне пива и шаурмы, а я с разбитыми руками стоял и переваривал произошедшее. Безусловно, гордиться было нечем, но нам, дрищам, по-другому нельзя. Или ты — или тебя.

Через некоторое время я узнал, что дела у брата моего приятеля пошли на поправку: в школе его приняли,с тем хулиганом они стали чуть ли не лучшими друзьями. И вроде бы всё хорошо, но хеппи-энда в итоге почему-то не получилось. Через год я узнал, что младший брат, «удачно» влившись в неблагополучный актив, сам стал тем, от кого ранее страдал. Из школы его исключили, и создал он ещё много неприятностей своей бедной семье. И на рубеже своего четвёртого десятка я по-прежнему не знаю, как поступать в таких случаях. А кто знает?

Семен Петрович
Made on
Tilda